Black mist of your memory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Black mist of your memory » Анкетирование » Nel riflesso degli specchi


Nel riflesso degli specchi

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

I. Имя персонажа
[Raffaella Di Stefano] [Рафаэлла Ди Стефано]
Используемые сокращения: Элла, Фаэлла, Фэлли (последнее терпеть не может, но, живя в Англии, привыкла представляться именно так)
II. Дополнительная информация
•Рост:  168 см
•Вес: 59 кг
•Дата рождения: 31/08/1993 (18 лет)
•Национальность: итальянка
•Пол: женский
•Группа крови: B
•Резус фактор:+

III. Внешность
О Рафаэлле можно сказать одно – она итальянка. Итальянка от мозга до костей, девушка с внешностью и характером ее южного народа.
Да, именно это и можно было бы о ней сказать... лет этак пять назад. Но, "благодаря" одному "несчастному" случаю, внешность ее претерпела разительные перемены.
Как-то раз, года через два после приезда ее в Англию, будучи еще маленькой девчушкой - а что вы хотите, всего-то ничего, десять лет отроду, - она пробралась в кабинет отца, как всегда заснувшего над своими книгами да склянками. Неудачно поскользнувшись, девочка зацепила ногой стол, на котором стояли какие-то цветастые реактивы; и один из них, покачнувшись пару раз на самом краю, обрушился на девочку, а точнее на ее голову. На шум проснулся отец и, увидев плачущую Рафаэллу, сидящую на полу и оттирающую глаза, ужаснулся и тут же кинулся в ванную отмывать девочке волосы. Но, по-видимому, было уже поздно, и волосы Эллы неумолимо приобретали... зеленоватый оттенок. Да-да, такой вот травянисто зеленый оттенок, который не сходил ни с помощью шампуня, ни с помощью различных красок или тех "снадобий", которые изготовлял ее отец. Со временем обнаружилась еще одна черта волос, а именно то, что они темнели в зависимости от времени года. Так, зимой, в холодные деньки января волосы были черными; ближе к весне они светлели, становясь коричневыми, потом - темно-зелеными, нефритовыми и, наконец, уже ближе к середине июня – ярко-салатовыми. Такой цвет сохранялся у нее вплоть до середины августа, после чего волосы вновь приобретали свой первоначальный темно-кофейный оттенок.
В остальном же Рафаэлла представляла собой достаточно обычную девушку: высокая грудь, тонкие руки – нет, не палочки, просто уж очень изящные. Достаточно большие и красивые глаза, золотисто - янтарные, цвета выжженной солнцем пшеницы на полях Тосканы. Когда маленькая Элла жила в ее родном городке, день и ночь бегая по улицам, кожа ее была чуть ли не того же цвета, что и волосы – темно-коричневая, цвета горького шоколада. После того, как она переехала в Англию и начала жить там, вдали от южного палящего солнца, загар начал сходить. Кожа постепенно светлела, приобретая этакий алебастровый оттенок, желтовато-белесый, но никак не белоснежный.
У девушки на теле есть несколько родинок: некоторые крошечные, почти незаметные, размером с просяное зернышко; самое большее же на ноге, с внутренней стороны бедра, размером с горошину.
Родинки на загорелой коже были практически незаметны, и в Италии ее никогда не дразнили, а потому у Эллы не было никаких комплексов по поводу своей внешности; после того, как волосы ее приобрели такой, мягко скажем, "странный" цвет и как она поступила в английскую школу для девочек, причем для девочек не бедных, начались ее вечные гонения – мало того, что отец ее не принадлежал к «английскому» обществу, мало того, что он не был аристократом, а был всего лишь жалким ученым, так еще и его дочь, которая должна сидеть тише воды ниже травы вечно выпендривается, да еще и учится чуть ли не лучше всех в классе!
Вследствие таких вот «наездов» Элла и возненавидела свои родинки, постоянно пытаясь их загримировать, как-то спрятать под одеждой или чем-то вывести, что, откровенно говоря, не всегда ей удавалось; с волосами же она, увы, ничего поделать не могла. Не выстригать же теперь ей свои собственные волосы и носить вместо них парник!
Нос у Рафаэллы прямой, «классический». Высокий лоб, на который спадает «косая» челка, маленькие аккуратные уши, которые практически не видны за каскадом переливающихся волос. На левой руке, чуть выше локтя – давний след от укуса овчарки; будучи маленькой, Элла неоднократно лазила по чужим садам за персиками и другими лакомствами, и не только лазила, но, как видно, и попадалась.
Красивые, правда, немного полные губы, скрывающие жемчужины ровных зубов, с которыми так намучилась в детстве девочка – носила пластинки и даже делала операции, лишь бы они не торчали в разные стороны. По правде сказать, это того стоило – теперь хотя бы улыбаться и смеяться можно не боясь, что твой собеседник от страха куда-нибудь убежит.
В детстве Элла носила «мальчишескую» одежду, так как ей было все равно, что, где и как, лишь бы было удобно бегать и играть с друзьями. После переезда в Англию облачилась в серо-черную форму школы, такую же тоскливую, как и серые лондонские будни.
Так и получилось, что определенной манеры одеваться у нее не было, просто со временем она определила для себя свои любимые цвета, - да что там, практически все, лишь бы были насыщенные, яркие; особенно ей нравился кроваво-красный, черный, лимонно-желтый, изумрудно-зеленый и небесно-голубой – все те цвета, которые напоминают ей ее родину.
А что она действительно никогда не переносила, так это украшения. Любые. Терпеть не может серьги, которые оттягивают уши, и никогда их не одевает, хоть мочки ушей у нее и проколоты.
Раньше носила на большом пальце небольшое серебряное кольцо с крупным изумрудом, отделанным по краям небольшими сапфирами, то кольцо, которое было на руке матери и по которому ее и опознали. Но оно было слишком большим и постоянно спадало с любого пальца, а потому Элла, продев кольцо в цепочку, просто спрятала его у себя в кармане и хранила, как хранят талисман.
В целом же девушка потихоньку росла, и становилась если не красавицей, то уж во всяком случае не уродиной. К тому же ее внешность всегда выигрывала за счет того, что была несколько не совсем обычной для северной страны под названием Англия.
IV. Характер
Рафаэлла – темпераментная, вспыльчивая, эксцентричная особа, и этими данными она обязана отнюдь не школе, в которой обучалась вот уже 7 лет, а скорее годам, проведенным в Италии и, разумеется, наследственности – как-никак, и отец и мать ее были чистокровными итальянцами, а такие черты характера у этой нации в крови.
Девушка сходу принимает решения, не раздумывая и не взвешивая, выгодно оно ей или нет. Но даже если что-то не удается или удается не так, как хотелось - бы она долго не сожалеет, да и вообще, по большому счету, не сожалеет – просто идет дальше. Горда, не даст себя в обиду, но если чувствует, что была не права обязательно - извинится, пусть даже и первой.
В ней зачастую говорит врожденное чувство справедливости, и если она видит, что кого-то обижают или притесняют, то тут же идет на помощь, даже если знает, что ей достанется не меньше.
Острые вспышки гиперактивности, во время которых она любит всех и вся, прощает старые обиды, «излучая» доброту и тепло, перемежаются у нее с не менее острыми вспышками жуткой меланхолии, во время которых ее никто и ничто не расшевелит. Четко разделяет любовь и ненависть, и либо безоговорочно любит, либо так же безоговорочно ненавидит, с первого взгляда определяя, нравится ей человек или нет, и хочет ли она с ним общаться в дальнейшем.
Достаточно умна, но жутко ленива, а потому получать высокие оценки для нее не стоит практически ничего, но - лишь тогда, когда она выкроит минутку и заставит-таки себя хоть немного позаниматься.
Не терпит лжи, вранья и хитростей, всегда пряма и бескомпромиссна. «Niente uccide piu della calunnia», - всегда говорит она, припоминая старую итальянскую пословицу, которая буквально переводится как «ничто так не убивает, как ложь».
Живет настоящим, редко задумываясь о будущем. Совершенно далека от житейских проблем, не умеет ни беречь денег, ни экономить; наверное, потому, что всю жизнь прожила ни в чем себе не отказывая и не зная тяжелого труда.
Не любит повышать голос на человека, но когда что-то не по ней или она считает, что в данном случае права может быть только она, так и делает. Обладает мягким красивым голосом, этаким «лирическим сопрано», говорит уверенно и быстро, но нередко в спорах срывается на горячий и экспрессивный итальянский язык.
Английская педантичность и холодность так и не смогли оставить свою печать на характере и поведении этой девушки, она абсолютно не следует манерам, хотя прекрасно может сыграть роль «английской леди». Уверена, что человеку совершенно незачем пытаться втиснуть свою натуру в жалкие рамки общественной обыденности, а потому и не пытается понравиться окружающим, ведя себя так, как хочет, невзирая на общепринятые морали и ценности.
Верит в Бога, знает многие итальянские молитвы и часто посещает католические церкви – и все это благодаря ее матери, которая и сама была ярой католичкой.
• Сильные стороны: настойчивость, жизнелюбие, энергичность.
• Слабые стороны: вспыльчивость, неосмотрительность, излишняя прямота.
• Страхи: авиафобия |боязнь самолетов, полета |, дистихифобия |боязнь несчастного случая |.
• Цели,  мечты: разобраться со всеми делами, заставляющими ее по-прежнему пребывать в Лондоне, а затем отправиться в родную Италию.
• Привычки: во время волнения теребить различные предметы, будь то кончики волос, бумага (брошюры, салфетки) или письменные принадлежности, щелкать зажигалкой.

V. Биография
Рафаэлла родилась в семье Терезы и Алессандро Ди Стефано, в небольшом городке Сан-Джиминьяно на юге Тосканы.
Отец девочки был ученым, подающим большие надежды; мать – достаточно богатой дочерью известного торговца, синьора Риччи, у которого, помимо сети винодельческих магазинов было еще и несколько ресторанов, разбросанных по городам Тосканы.
С пяти лет девочку определили в «начальную» школу для детей, которая была присоединена к церкви и капелле, в которой она если и научилась чему-то, так только пению и рисованию.
Учиться Элла не любила, да и не хотела вовсе; все свободное время она бегала с ватагой окрестных ребятишек по улицам, совершенно не заботясь ни о своем внешнем виде, ни об обучении, ни о репутации. Частенько лазила воровать в сады соседей персики, абрикосы и другие фрукты, не из-за того, что их не было дома, просто... просто так было интереснее и веселее! Взобраться на забор, пролезть в чужой сад... незаметно пробраться к дереву, нарвать свежих, сочных плодов с мягкой бархатистой шкуркой и, как приведение, скользнуть обратно на улицу, не забыв угостить поджидавших друзей, восхищающихся смелостью маленькой черномазой девчонки.
Приходила домой она поздно, зачастую даже за полночь; и тогда мать, заслышавшая шаги дочери выходила из спальни в легком пеньюаре, прижимала девочку к себе, ничуть не заботясь о том, что может испачкаться, и восклицала: «Ancora una volta si così tardi, la mia piccola Ella!» (Опять ты пришла так поздно, моя дорогая Элла). И девочке становилось так хорошо и тепло от этих слов.
Элла вообще любила свою мать. Горячо и сильно, еще сильнее ее родной Италии, сильнее запаха моря и шума золотой пшеницы. Отца же... отца же Элла видела редко, крайне редко. Чаще всего он сидел допоздна у себя в кабинете или наблюдал с мансарды за звездным небом, отвлекаясь от своих дел лишь во время обеда или завтрака, да еще по семейным праздникам. Он часто уезжал по каким-то своим делам в разные города, и возвращался обычно посвежевший, хоть и немного озабоченный и еще более отвлеченный от всех житейских проблем и тревог, чем ранее. В такие дни он обнимал дочку, целовал ее в лоб на ночь и шептал: «Sogni d'oro, Raffaella, figlia ...»(Спокойной ночи, Элла, дочка...). А потом, и на следующий день и на следующую неделю и даже на месяц забывал о ее существовании. Элле иногда было обидно из-за этого, но она вспоминала слова матери: «Элла, - говорила та своим неповторимо нежным контральто, - работа для твоего отца – это все. Он ценит ее более всего на свете, и признание для него дороже всех богатств».
Элла тогда и не знала, что на дело, которое любишь, можно потратить всю свою жизнь.
Но однажды... однажды с очередной конференции, проходящий, вроде бы, в Риме отец вернулся мрачнее тучи. Сварил себе кофе и впервые в присутствии дочери закурил сигару.
Потом они с матерью долго говорили о чем-то в кабинете, спорили и даже – о ужас! – кричали друг на друга.
А через пару дней Рафаэлла узнала, что они уезжают из жаркой Италии в холодную Англию.
Так уж получилось, что отец уехал первым, покупать дом в Лондоне, а мать с дочерью должны были ехать примерно через неделю.
Элла до сих пор помнит день отъезда... помнит, как в последний раз она оглянулась на порог родного дома, помнит, как захлопнулась тяжелая дубовая входная дверь, как два раза с противным скрипом повернулся в замочной скважине стальной ключ... Помнит, как мама ласково прошептала: «Non piangere, Ella ... ci sarà sicuramente tornare!»(Не плачь, Элла... мы обязательно вернемся!) и, взяв девочку за руку, поспешно зашагала по садовой дорожке, посыпанной гравием. До сих пор помнит то щемящее чувство в груди, тот комок, неумолимо подступающий к горлу...
Хлопнула дверца машины, медленно зашуршали шины по дороге во Флоренцию, где находился ближайший аэропорт.
А потом – самолет. Большая птица в бездонном небе, утопающем в облаках, сильный толчок, боль и...

Очнулась девочка уже в больнице в Англии. Около ее кровати, с покрасневшими глазами, совершенно седой, сидел ее отец.
А мать... с того дня Рафаэлла ее больше не видела. Единственное, что осталось – это ее кольцо с изумрудом и холодная могильная плита на Хайгейтском кладбище с небольшой надписью: «Teresa Di Stefano. 1972 – 2003».

После смерти матери отец полностью зациклился на своей работе, совершенно забросив дочь и отдав ее в престижный колледж для девочек, откуда Элла возвращалась только летом. В классе ее тут же невзлюбили – и учителя, и одноклассницы - то ли из-за ее не английской внешности, то ли из-за странного имени, а может и из-за того, что она любила жизнь вольную, и не привыкла к режиму и муштровке. Называли ее все «Мисс Стефани», а не «Сеньорита Ди Стефано», как называли в Италии. Поначалу девочка исправляла всех, но потом... потом привыкла и перестала обращать внимание.
Английский дался девочке достаточно легко, и уже через полгода она свободно на нем говорила, практически без акцента. Только в минуты волнения или гнева она начинала вновь проглатывать окончания и в ее сбитую речь врывались итальянские слова и выражения.
Папа, сразу же после смерти матери поехал в Италию, продал там все рестораны жены; все состояние – а оно было огромно – было записано на Эллу и должно было перейти к ней после того, как девочка станет совершеннолетней. Пока же оно лежала в одном из лондонских банков.
Но Рафаэллу оно и не интересовало. Так же скучно текли ее серые будни в стенах академии, так же однообразно проходило лето в поместье. Пока однажды...
Пока однажды страну туманов не потрясло странное событие: упал метеорит, который все называли «зеленой звездой».
В тот день отец уехал куда-то. Домой он вернулся только под утро, неся в руках что-то, бережно завернутое в газету, и тут же скрылся за дверью.
Всю неделю он не выходил из кабинета, пил только сваренный Эллой espresso; кожа его стала желто-восковой, под глазами пролегли глубокие мешки, морщины стали еще заметнее. Он стал нервным, раздражительным. Что-то постоянно восклицал и бегал по дому в странном экстазе. Таким Элла его никогда не видела и уже всерьез начала опасаться за его здоровье.
Но наутро отец встал как ни в чем не бывало. И даже согласился позавтракать вместе с дочерью, но все время молчал и как-то внимательно – слишком внимательно – на нее смотрел...
После завтрака Элла почувствовала странное недомогание; голова болела, глаза слезились, тело ломило. Кое-как девушка добралась до дивана и погрузилась в какое-то странное оцепенение.
Все, случившееся потом, она воспринимала как странный и страшный сон. Страшную боль, пронизывающую ее насквозь; дикий хохот отца, языки пламени, пожирающие дом...
Очнулась девушка под утро на том же диване, на котором она и заснула. Около нее на стуле сидел врач, туда-сюда ходили полицейские...
Оказалось, этой ночью сгорел правый флигель, в котором находилась лаборатория отца, да еще к тому же весь второй этаж.
Сгорел и сам отец.
Элла не могла в это поверить. Превозмогая боль, она вскочила с дивана и начала носиться по залу, кидаясь на полицейских и страшно визжа что-то на ее родном языке.
А потом последовало очередное забытье.
Вновь пришла в себя она только на следующий день. Комната показалась ей незнакомой, слишком светлой, белой.
Оказалось, что ее определили в психиатрическую больницу для обследования.
Пробыла она там где-то около недели; и как-то раз, бродя по этажам здания, она услышала резкие голоса. Женский и мужской; один принадлежал Г-ну Элу, управляющему психиатрической больницей.
Рафаэлла не выдержала и остановилась послушать, хотя и понимала, что это неправильно, если не сказать бестактно.
Именно из этого разговора Элла и узнала о зеленой звезде, о том, чем же на самом деле занимаются в этом учреждении; она узнала так же о странной организации, которые называли себя "Орденом Белых", и были против такого обращения с людьми.
Поняв все и осознав, в каком месте она находится, Рафаэлла решила сбежать.
Уже в это время у девушки начали проявляться способности, которые были результатом внедрения в ее тело осколка звезды.
И тогда, внушив медсестрам, что она совершенно здорова и вменяема, она «убедила» выпустить ее, что они не замедлили сделать.
Оказавшись на свободе, Рафаэлла вернулась в свой дом, взяла некоторые сбережения, оставшиеся от отца и дорогие сердцу вещи. Все ее наследство лежало в банке, и получить она его могла только став совершеннолетней. Возвращаться же в школу или, тем паче, в психиатрическую больницу девушка не собиралась – еще чего не хватало!
Поехать же в Италию она так же не собиралась; когда-то давно, еще после смерти матери она пообещала себе, что ступит на родную землю лишь тогда, когда сможет выкупить свой дом.
И Элла решила испытать судьбу и попробовать вступить в этот Орден, о котором она услышала.
Дело было за малым: узнать, где он расположен, что, в принципе, особого труда не составило.
И Рафаэлла наконец смогла получить долгожданную работу.
***
Несмотря на то, что со времен последних судьбоносных изменений прошло уже полтора года, девушка не спешит покидать Туманный Альбион: врожденное чувсто справедливости, осознание своего, можно сказать,  долга и даже привычка - все это играет немаловажную роль и  не дает ей этого сделать. Желание побыстрее отсюда убраться с каждым прошедшим месяцем все растет, а способности позволяют в любую минуту пойти в банк, забрать все свое вполне себе законное состояние и... а вот что делать дальше она, в общем и целом,  представляет себе достаточно-таки смутно, ибо в Италии хорошо будет только ей, а здесь... а здесь есть то, ради чего она и жила эти полтора года, пытаясь прекратить творящееся беззаконие и помочь невинным людям. И сейчас, видя общий упадок когда-то блиставшего Ордена, девушка всеми силами пытается  продолжать свою деятельность, хоть что-то изменить и исправить.

VI. Принадлежность
Order of "White"
VII. Ориентация, позиция
Гетеро|пассив
VIII. Способности
Неплохо рисует, так как, живя в Италии, училась у мастера живописи, caposcuola Giuseppe (учитель Джузеппе), как его называли дети. Также научилась недурно петь при школьной капелле, опять - таки в своем родном городе Сан-Джиминьяно.
От отца досталась любовь и способности к химии, от матери - к религии, языкам и истории.
В школе для девочек, в которой она училась уже будучи в Англии, ее все-таки смогли научить хоть как-то шить и достаточно сносно играть на скрипке, которую, впрочем, она не любила.
Достаточно много знает о мастерах живописи и скульптуры, подкована в итальянской и английской литературе.
Может читать, писать и даже говорить – правда, не без акцента, - на французском, немецком и испанском языках.
IX. Сверхъестественная сила
Может «вскрыть» как скорлупку сознание другого человека при контакте с глазами «жертвы», при этом может либо стереть человеку память до определенного момента, «навязать» свою "реальность", мысли, эмоции и чувства и/или интерпретацию происходящих событий.
Также при телесном контакте может проникнуть в тело человека, но это проникновение будет стоить ей очень многих жизненных сил и энергии – из-за него она теряет в среднем от одного до трех лет жизни, в зависимости от времени пребывания в чужом теле.
Сама же, во избежание проникновения в ее сознание создала для себя как бы «вторую реальность», которую видит телепат и мысли которой – а точнее либо какую-то навязчивую песенку, либо ничто не значившую фразу – он читает.
X. Связь с Вами
http://vk.com/id75819201
XI. Резервный сектор
Верно. Винс
XII. Пробный пост
Увы~

Отредактировано Raffaella (2012-08-22 13:40:36)

+1

2

Способности помню еще с прошлого форума, но все же попрошу подробненько объяснить мне вот это

Raffaella написал(а):

«навязать» свою "реальность"

Дело в том, что у одного из игроков такая сила прописана прям отдельной способностью, а не в контексте "вскрытия" черепушки =)

Raffaella написал(а):

«вторую реальность», которую видит телепат

я так понимаю, это является своеобразным видом ментального блока? Если да, то нужно указать степень его непроникаемости. К примеру я, как телепат, могу обойти блок средней силы... надеюсь понятно высказался)

0

3

Raffaella написал(а):

•Дата рождения: 31/08/1993 (18 лет)

Я не думала, что будет так сложно посчитать свой возраст по дате рождения о.о не о Вас конкретно, а о половине форума, даты которым пришлось подправить
Если считать по пальцам, то да, в 2011 году Рафаэлле будет 18, но дата-то первое июля, а день рождения девушки 31 августа. Выходит, ей либо 17 лет и скоро стукнет 18, либо дату поменять)
Чуток позже проверю, но дату поправить ^_~

0

4

Raffaella написал(а):

Но, "благодаря" одному "несчастному" случаю, внешность ее претерпела разительные перемены.

Не благодаря и не несчастному? Кавычки в первом вообще советую убрать)

Raffaella написал(а):

после того, как волосы ее приобрели такой, мягко скажем, "странный" цвет и как она поступила в английскую школу для девочек, причем для девочек не бедных, начались ее вечные гонения –

небедных

Raffaella написал(а):

приобрели такой, мягко скажем, "странный" цвет

Raffaella написал(а):

Нос у Рафаэллы прямой, «классический»

А не странный?
Не классический?
Кавычки лишние тут)

Raffaella написал(а):

продев кольцо в цепочку, просто спрятала его у себя в кармане и хранила, как хранят талисман.

Представила)
Продев в кольцо цепочку
Продев цепочку в кольцо))

Raffaella написал(а):

Но даже если что-то не удается или удается не так, как хотелось - бы она долго не сожалеет,

а этот знак тут зачем?

Raffaella написал(а):

Достаточно умна, но жутко ленива, а потому получать высокие оценки для нее не стоит практически ничего, но - лишь тогда, когда она выкроит минутку и заставит-таки себя хоть немного позаниматься.

и тут о.о

Raffaella написал(а):

Учиться Элла не любила, да и не хотела вовсе; все свободное время она бегала с ватагой окрестных ребятишек по улицам, совершенно не заботясь ни о своем внешнем виде, ни об обучении, ни о репутации.

Тут лучше двоеточие) Эти предложения все же связаны по смыслу)

Raffaella написал(а):

Частенько лазила воровать в сады соседей персики, абрикосы и другие фрукты, не из-за того, что их не было дома, просто... просто так было интереснее и веселее! Взобраться на забор, пролезть в чужой сад... незаметно пробраться к дереву,

Raffaella написал(а):

В такие дни он обнимал дочку, целовал ее в лоб на ночь и шептал: «Sogni d'oro, Raffaella, figlia ...»(Спокойной ночи, Элла, дочка...).

Raffaella написал(а):

Элла до сих пор помнит день отъезда... помнит, как в последний раз она оглянулась на порог родного дома, помнит, как захлопнулась тяжелая дубовая входная дверь, как два раза с противным скрипом повернулся в замочной скважине стальной ключ... Помнит, как мама ласково прошептала: «Non piangere, Ella ... ci sarà sicuramente tornare!»(Не плачь, Элла... мы обязательно вернемся!) и, взяв девочку за руку, поспешно зашагала по садовой дорожке, посыпанной гравием. До сих пор помнит то щемящее чувство в груди, тот комок, неумолимо подступающий к горлу...

Raffaella написал(а):

А потом – самолет. Большая птица в бездонном небе, утопающем в облаках, сильный толчок, боль и...


Raffaella написал(а):

А мать... с того дня Рафаэлла ее больше не видела.

Raffaella написал(а):

Поначалу девочка исправляла всех, но потом... потом

Raffaella написал(а):

Пока однажды...
Пока однажды

Raffaella написал(а):

дикий хохот отца, языки пламени, пожирающие дом...
Очнулась девушка под утро на том же диване, на котором она и заснула. Около нее на стуле сидел врач, туда-сюда ходили полицейские...

Raffaella написал(а):

в Италии хорошо будет только ей, а здесь... а здесь есть то,

Я прекрасно понимаю, что персонаж трагедийный, но количество этого знака зашкаливает и часто после него идут нежелательные повторения. На том, чтобы убрать все, я не настаиваю, но от половины попрошу избавиться)
Это все ^_^

0

5

Даю Вам на исправление три дня

0


Вы здесь » Black mist of your memory » Анкетирование » Nel riflesso degli specchi


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC